• ДОМ

    Зеркало души, ключ и ларец наших мыслей. Внутреннее пространство нашей сущности, там, где постоянно пребывают мирские ценности. Средоточие нашей жизни, отражение некой творческой деятельности: это проекция иллюзий и ожиданий, место, где в реальности или в воображении расцветают пышной зеленью надежды и фантазии.
    Случалось мне спрашивать у каменщика: «Расскажи нам, что такое  дом». И тот ответил: «Прежде, чем стоить дом внутри городских стен, постройте для себя шалаш в пустыне или  убежище в гроте, проявив при этом фантазию. И тогда, возвращаясь  в сумерках  домой, вы чувствуете, как далекий и одинокий странник внутри вас жаждет таких возвращений".
    Дом – это самая большая часть вашего организма. Растет на солнце и мирно спит по ночам, и у него есть свои мечты.
    Может быть, ваш дом не мечтает? И, мечтая, не покинет город и не отправиться по лесам и холмам?
    Как бы я хотел собрать все ваши дома у себя в руке и, подобно сеятелю, раскидать их по лесам и равнинам. Вместо дорог у вас могли бы быть лощины, а вместо улочек – зеленые тропинки, затерянные среди виноградников, готовые принять вас, пропитанных ароматом земли, в свое сообщество.  
    В своем страхе ваши предки селились слишком близко друг от друга. И этот страх живет в вас и посей день. И по сей день городские стены отделяют ваши очаги от полей.
    Скажите мне, люди, что вы храните в своих домах?     Что защищают их запертые двери? Может быть, мир? Тихое стремление, которое откроет в вас силу?
    Может быть, воспоминания – эти лучезарные арки, которые озарят вершины  сознания? Может быть, красоту, которая откроет  вам святую гору, а не дерево и обработанный камень? Скажите мне: вы храните все это в ваших домах?
    Или они содержат только удобства и жажду комфорта, которая коварно проникает в дома в качестве гостя, потом становиться хозяйкой, потом деспотом? Деспотом, который зубами и кнутом превращает вас в рабов собственных страстей. Но вы, сыны закрытых помещений, жизнь в комфорте не даст вам покоя, вы не сдадитесь на милость страхам и останетесь непокоренными. Ваш дом пока не станет мачтой корабля. Не станет он и непроницаемой оболочкой, которая закрывает рану, но будет веком, защищающим глаз. Вырвавшись наружу, вы не опустите крылья. Споткнувшись однажды, вы не склоните голову. Испугавшись, что стены рухнут и придавят вас, вы не затаите дыхание. Вы не будете жить в могилах, построенных мертвыми для живых. И как ни роскошны и  ни полны великолепия ваши дома, они не смогут ни хранить ваших тайн, ни служить пристанищем вашим стремлениям. Поскольку то, что пребывает в вас, не имеет границ. Пристанищем тому служит небесное жилище, дверь которого – ожидание утра, а окна – пение и молчание ночи"
    Калил Гибран «Пророк»

  • СИЛА

    У источников Большой реки запечатленная в генах земли природная энергия взаимодействует с энергией людей и их обрядов. Приезды и отъезды, праздники пилигримов создают магическую силу, электрическое поле, след, который пока еще  сегодня можно почувствовать, рассказать о нем и увидеть в любом предмете. Энергия пейзажей пока еще здесь: в молчании камней, наполненном вечным течением воды; в пепле; в скалах над рекой; в последних «озябших» воплощениях.
    «Аджи, о чем ты думаешь, когда смотришь на горы?»
    «Слушаю богиню Природу, которая мне рассказывает о моей жизни. Она имеет власть надо мной. Все, что у меня есть, - это от нее. И если я о чем-либо размышляю с ее именем на устах, это дает мне другую власть. Силу. Гора меня успокаивает, когда я взволнован или встревожен, и ободряет, когда я чувствую страх. Я слушаю также леса, реки и холмы. Они тоже дают мне большую силу.»
    «Ом намах, Шива, - говорим мы, - слава Шиве, и помните, что бог Шива, покровитель гор, очень близок нашему смиренному духу».
     Джузеппе Чедема «Большое путешествие»

  • МОЛЧАНИЕ

    . Именно там, во внутреннем молчании рождается стремление, прошлое и настоящее виртуальным образом переходит в будущее, а сегодняшнее бездействие -  в предстоящее движение.
    Атмосфера ожидания представляет собой пространство души, в котором оседают эмоции, а сознание, между тем, продолжает вращаться даже тогда, когда все вокруг кажется внешне неподвижным и безмолвным.
    Наш мир – это мир «без молчания». Шумы и различного рода гул, назойливые образы и бесконечные слова заполняют эфир и жизненное пространство – жизнь общественную и личную – постоянно нивелируя всякое различие, разъедая внутренний мир, мешая самоанализу личности.
    Таким образом, легко объясняется превращение молчания в  «ценное достояние» (ведь действительно, речь идет о «современной роскоши»), в  своего рода «товар» (пусть и  нематериальный) в новую сферу бизнеса, в область деятельности в секторе мировой экономики.
    Ряд гостиниц( иногда сверхроскошных и живописных, иногда  «гламурных» и выдержанных в единой цветовой гамме); монастыри и скромные обители, принимающие все больше и больше мирских гостей; уединенные термальные курорты; пункты экстремального туризма( горы, дальние плоскогорья, скиты, пустыни, полюса, и подобные им места) предлагают на время и за деньги убежать от современной жизни и пожить без шума.
    Молчание является предметом продажи в силу своего лечебного, расслабляющего и восстановительного воздействия на организм.
    Но молчание – это не просто отсутствие шумов, это скорее проблема ожидания и внутреннего сопереживания. Магическое состояние души, посредством которого можно полностью отрешиться от давления и преобладания звуков, слов, образов, вещей и тел. Разве встретишь молчание среди тысячи голосов и тысячи образов современной жизни, где растрачивается духовный опыт?
    Сегодня мы все находимся под шумовым колпаком средств массовой информации, освободившейся из мировой паутины энергии. Ее нагрузка, насыщенность, проникающая способность распространяются на наши города и нависают над ними подобно облаку. И сейчас это облако начало распространяться на территории, где преобразованные человеком пейзажи только еще несколько лет назад изображались на картинах как тихие и безмолвные.
    В нашем сознании всплывает образ, который нас, однако, не касается. Этот образ касается
    будущего поколения. Мы же получили в дар   опыт молчания.
    Образ связан с нашими детьми и с их еще более сложным внутренним поиском. Это не поиск самого себя, это нечто другое. Возникают смутные образы кочевников, похожих на нас, которые пересекают не предназначенные  для проживания города и территории, где царит хаос, ходят толпы людей и все заполнено шумом, и ,как это принято у молодежи, на их ушах плотно сидят  наушники.
    Послание, которое мы им оставляем, заключается в том, чтобы иногда выключать информационные каналы, надевать наушники со звукоизоляцией, закрывать глаза и давать волю своим глубинным мыслям.
    Шум потом вернется, и вместе с ним - жизнь.

  • УВАЖЕНИЕ

    Традиционно человек рассматривается как некий микроорганизм в макромире, как организм сам по себе достаточный и являющейся частью вселенской гармонии.
    Человека можно представить в виде дерева, у которого не растет ствол и не разрастается крона, если отсутствуют глубокие корни. Также и наше сознание не может расти духовно и развивать  собственный потенциал, если оно старается отдалиться от обыденной жизни и не осознает ценности простых жизненных вещей.
    Было холодное зимнее утро. На мостовой сидел старик, его босые ноги лежали среди запылившихся цветов, торчащих между редко растущей травой по краям дороги. Булыжники неправильной формы, видимо, представляли собой деревенскую  тропинку, ведущую вверх по обрывистому склону к подножию огромного Монастыря Разматах.
    Струящийся дым из кадила и ароматы экзотических эссенций растворялись высоко в воздухе. Их благовония сопровождали мантры Великих Учителей, объединившихся в общей медитации. Тысячи пятнышек в шахматном порядке, белые и оранжевые. Хрупкие тела избранных молодых людей, пребывающих в расцвете некоего возраста, совершали коллективные движения ,поднимая грудь и следуя ритму дыхания старого баба Литà. Выдающийся и уважаемый проповедник, почитаемый священник собрал вокруг себя большую группу верующих, которые благоговейно объединились   под его покровительством и внимали звучавшим призывам и словам. Часы молитв и длительные медитации, а за ними проповеди и нравственные наставления растянулись на целый день. Практиковалось очищение души через жертвоприношение и обет безбрачия. Пренебрежение или презрение ко всем удовольствиям сопровождалось призывом воздерживаться от любых излишков, препятствующих  духовному поиску пути к вечному спокойствию.
    Один из молодых монахов Храма, завершивших священную церемонию и прослушавших мистическую проповедь, пребывающий в раздумьях по поводу услышанного, спускаясь вниз,  встретил босоногого человека, все еще сидящего на обочине дороги.
    Предавшись бесконечным размышлениям об аскетичном и о возвышенном, мальчик не заметил присутствия старика и, наступив на несколько оставшихся цветов, проследовал мимо так, будто бы на его пути ничего не было. Страстное стремление к духовному совершенству, фанатичный поиск идей Красоты и Добра, возможно, сбил юношу с толку в то время, как старик придавал большее значение  уважительному отношению ко всему настоящему, а не к тому, что произойдет в далеком и призрачном завтра.
    «Все в мире,  так или иначе ,связано непреходящей силой. Нельзя сорвать цветок, не побеспокоив при этом  какую-нибудь звезду.»

  • КРАСОТА

    Красота и красиво – это общие термины, которые мы используем для обозначения того, что нам нравиться или интригует нас, и к которым мы безоговорочно относим ценность и качество.
    Красота как понятие идеальное или материальное способна привлекать и нередко обольщать. Красота иногда является источником желания и личного обладания для людей, лишенных способности сопереживать, но всегда готова великодушно предложить себя тем, кто способен только наслаждаться, извлекая из этого некий опыт -  людям, обладающим мудростью и  присущими эстетам качествами.
    Женская красота, красота облаков, красота звезд, красота растительного и животного мира, красота движения, красота неодушевленных и неподвижных предметов… Меня часто притягивает и зачаровывает  красота естественной материи, обнаженная и неподдельная, которая позволяет нам приблизиться к первозданному состоянию вещей.
    В этом, быть может, и заключается  «твердое ядро» красоты – еще не тронутая человеком природа,  без интерпретативной надстройки.
    Камень как никакая другая субстанция представляет собой первозданную, еще неиспорченную, струящуюся с поверхности материи, но глубоко чистую внутренне красоту, готовую  к длительному восстановлению даже тогда, когда жизнь материи подвергается процессам разрушения под воздействием временного  и человеческого факторов. Мы любим эту очень особенную красоту: красоту физическую, простую и умиротворенную, исходящую не столько от формы, сколько от самой материи , которая призывает нас и заставляет чувствовать нашу близость и связь с ней, возникающую иногда от присутствия некоторых вещей, заставляет нас абстрагироваться от общих очертаний и форм и подсказывает нам, что надо воспользоваться «контактом», когда возможность видеть, трогать, чувствовать, восхищаться, иногда смещать приводит наши чувства в резонанс с зарождением какой-либо идеи, в том числе и идеи красоты.
    Эта физическая близость позволяет трансформировать физическую реальность в эмоции, иногда в магию.
    «Магия реального мира для меня – это та же алхимия, трансформирующая материальную субстанцию в человеческие ощущения, тот особый момент эмоционального присвоения или трансформации материи и существующей в архитектурном пространстве формы,.» 
    Питер Зумтор «Магия реального мира»

  • АРХИТЕКТУРА

    С широкой экологической амплитудой, вездесущая, земная кора является окружающей нас скалой, поскольку служит остовом для целого мира. Воздвигая горные рельефы, укрепляя равнины, опускаясь в пропасть для созидания обрывов и разломов, объединяет все части и придает земле ее основной профиль. Чтобы понять камень и его тысячелетнюю связь с архитектурой, мы должны, прежде всего,  спросить себя, что представляет собой камень как естественная материя, и чем он становится, когда превращается в строительный материал.
    Особенно важно поразмышлять о том, как начинали использовать камень в строительстве, и, прежде всего, уловить момент, когда отделившиеся от пещер скальные фрагменты с геометрически ровными силуэтами были перенесены из естественного состояния в искусственные конструкции, создаваемые скульпторами, художниками, архитекторами. Человек, без сомнения, начал тягаться с каменной стихией уже на этапе своей первоначальной жизнедеятельности на земле, изготовляя оружие, украшения, орудия труда, укрытия, ограждения, памятники.
    Многие считают, что начало использования камня в строительстве связано с простой и интуитивной практикой, которая заключалась в подборе фрагментов, отделившихся естественным образом от скальных горных масс. Следовательно, выбирали и использовали подвижные камни: буты, валуны, слоистые камни, бесформенную крошку и подвижные кромки, а также большие и маленькие булыжники с мягкой и гладкой поверхностью. Это был примитивный поиск и «оценка» тех камней, которые находили в земной коре, грубых и необработанных руками человека, геометрически неправильных, и, тем не менее, уже нашедших использование в проектах,  включенных в конструктивную логику.
    Эти каменные элементы различных размеров и неоднородной формы позволяют создавать рудиментарные конструкции.
    Мы часто рассматриваем историю архитектуры, начиная  от архетипов древних курганов на Востоке, внутреннее пространство которых почти не было подвержено изменениям, до создания жизненного пространства скромных размеров, которое могло служить противоположной альтернативой деревянному шалашу.
    Постоянное и продолжительное использование камня побуждает человека оценить камень не только с функциональной, утилитарной точки зрения. Если любое изделие из растительного материала или из сырой глины имеет характеристики недолговечности, являясь своего рода «инсталляцией», надстройкой над земной поверхностью, из которой произрастает или происходит, то каменная конструкция с момента зарождения идеи постоянства находит свое воплощение в тесном взаимодействии с грунтом, на котором она устанавливается,..  Таким образом, возникает возможность оценивать качества самого материала (массу, объем, прочность, долговечность), которые станут в архитектуре фактором для развития идеи монументализма. Итак, мы способствуем тому, что материя, провозглашающая некую двойную жизнь, претерпевает метаморфозу. По словам Генри Фосайллона, к которым мы присоединяемся, происходит разрыв между естественной материей и произведением искусства.
    Преобразуется и сама жизнь материи. Поверхности приобретают фактуру, становятся зернистыми, законсервированный в скале  цвет меняется и становится интенсивным на свету. Так Камень превращается в Архитектуру.

  • ЕДИНСТВО

    В мире камней Единство – это фактор Абсолюта. Особенно это касается цвета камней, который находится не снаружи поверхности и не под ней. Цвет занимает всю сущность камня, представляя собой Сущность бытия.
    Что касается камней, их цвет не сосредотачивается на поверхности подобно тому, как это происходит в живописи, где краска – это только хитрый обман, верхний пленочный слой.
    Камень не прибегает к цветовым трюкам, к косметическим или химическим тонам, к которым привыкло цивилизованное общество со всем своим огромным количеством товаров. Цвет камней – постоянный, глубокий, несущий в себе  характер, разнообразие и естество; натуральный в смысле неподдельный, неискаженный  и ,возможно, неискажаемый, так как его не смогут исказить ни технология, ни научные, философские и эстетические теории, ни и даже язык проекта.
    Жан-Батист Кольбер во второй половине 17 века взял обязательство определить уровни качества  цвета для производства текстильных красителей. Его деятельность была связана с политикой государственного протекционизма, которую он горячо проповедовал. Министр выразил свою идею так: помимо того, чтобы быть красивым, цвет должен быть еще и прочным. Для подтверждения этого тезиса необходимо обратиться к миру природы, к единству камней: « Все видимые вещи отличаются  по цвету, и цвет делает их желанными. Недостаточно, чтобы цвета были красивыми. Нужно также, чтобы они были добротными, чтобы их качество соответствовало сроку службы изделий, к которым они применяются.. Природа демонстрирует нам это различие и должна служить нам примером: цветам, которые быстро отцветают, она дает слабые тона те , что не используются для травы, в метал и камень вливается более сильный цвет, пропорциональный сроку их существования.»
    Жан-Батист Кольбер «Основная инструкция для красителей волокна»

  • НЕВОЗОБНОВЛЯЕМОЕ НАСЛЕДИЕ

    «Остается поразмышлять над природой камней, в которой более чем где-либо выражено присущее человеку сумасбродство: молча хранить самоцветы, янтарные украшения, хрустальные сосуды и халцедон.
    Может показаться, что все эти предметы произведены для того, чтобы их использовал человек. Но природа гор их создала для себя как своего рода «скелет», который должен сплотить «внутренние органы» земли и одновременно ослабить натиск рек и морских волн, а также стабилизировать наиболее турбулентные элементы при помощи особо твердой материи, из которой они состоят.
    Мы же режем на части и растаскиваем без всякой цели только для собственного удовольствия горы, которые некоторое время оставались предметом восхищения и местом для прогулок. Наши предки считали почти чудом то, что Ганнибалу, а потом и кимбрам удалось пересечь Альпы. Сейчас же те же самые горы разрезаны на части с целью добычи различных пород мрамора. Для того чтобы получить доступ к морю, сносили высокие выступы, и  природа была доведена до равнинного состояния. Сейчас мы выравниваем то, что являлось границами между различными народами. Производятся судна для погрузки мрамора, и горные вершины разносятся налево и направо волнами, этим самым стихийным природным элементом. Наиболее простительной является другая вещь – когда в самых близких к небу скалах  проделывают колодцы для сбора дождевой воды. Все должны поразмышлять над сказанным, отдавая себе отчет в том, какую цену мы платим, какие огромные массы мы перемещаем и уносим. Возможно, без всего этого жизнь многих была бы счастливее.
    И ради какой пользы или удовольствия люди совершают такую работу, или лучше сказать подвергают себя таким страданиям? Иметь возможность стоять на полу из разноцветного камня? Не такое уж это большое удовольствие, что бы тратить на него половину жизни.
    Пиний «Естественная история»